Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

fence!

Ознакомительный пост.

Меня зовут Антон. Я живу в самом лучшем городе на свете - Киеве. В свободное от жж время занимаюсь коммерцией, спортом (качалка + ролики), довольно много путешествую, люблю хорошие книги, хорошую (и очень разнообразную) музыку и красивых женщин. Плотнее со мной можно подружиться вот тут.

В жж я общаюсь с интересующими меня людьми. Пишу исключительно для собственного удовольствия.

Поскольку бизнес мой связан с рыбой и морепродуктами, иногда я публикую посты на эту тему. Обычно я иллюстрирую их фотографиями из собственных путешествий, но если таковых не хватает - добираю фотки в инете. Подобные записи маркируются тегом Seafood guide.

Наиболее ржачные записи маркируются, соответственно, тегом поржать.

Лирические истории, и прочие тексты с намёком на художественность идут как почитать. Поржать там встречается тоже ибо "поржать" это всегда "почитать", но "почитать" - не обязательно "поржать".

Новеллы которые не имеют практически ничего общего с моей личной жизнью обычно маркируются тегом VH. Это хорошие тексты, за которые мне действительно не стыдно.

Всеобъемлющая тема ебли взаимоотношений женщин с мужчинами, а мужчин соответственно с женщинами публикуется под тегом М+Ж. Там есть где разойтись, да.

Всё остальное в детализации не нуждается.

Желающие знакомиться приглашаются в комментарии :)

Ещё я есть в инстаграме и вконтакте. В фейсбуке и твиттере я тоже есть, но активности там никакой не веду: бесконечно бестолковые сети.

fence!

Ополченец.

Продолжая тему "наши по ту сторону".

В субботу позвонил давний знакомый. Кум.

Вместе учились в школе, дружили после школы. Подростками очень много времени проводили вместе. Андрюха был много способнее и талантливее меня. Притом практически во всём. В школе на перемене он помогал решать одноклассникам задачи по математике и физике. Будучи от природы крепким и весьма координированным парнем, умел драться и никогда не страдал ни от чьих нападок. Будущее он мог иметь самое наилучшее, НО.

Отца своего он не знал, мать с отчимом пила по-чёрному и на сына ей было насрать. Воспитывала Андрюху по сути бабушка. Ну как воспитывала? Работала с утра до ночи, а когда не работала - как-то воспитывала. Главной бедой Андрюхи было отсутствие семьи. Отсутствие людей, которые могли бы подстраховать его в незрелом (да и в зрелом тоже) возрасте от принятия пагубных решений. Так однажды, по глупости закусившись с учительницей, Андрюха ушёл из школы в бурсу. Отговорить его было некому. Так на образовании был поставлен крест.

Как-то на одном из городских ставков (Сахалин - дончане знают) ныряющего с небольшой дамбы Андрюху заметил Дмитрий Карпович Непейпиво - легендарный в Донецке человек, возглавлявший тогда старейший спортклуб Донецка - Трудовые Резервы. "Я не ошибаюсь, - сказал тогда Непейпиво, - у тебя большое будущее в спорте". Дмитрий Карпович не ошибся. Ровно через год и месяц занятий, Андрюха занял третье место по кёкусинкай карате на чемпионате Украины. В абсолютной весовой категории. С ростом 180 сантиметров и весом в 90 кг, Андрюха спокойно укладывал двухметровых мужиков. А первое место уступил в равном и довольно плотном бою.

На районе Андрюху знали и уважали. Когда однажды я подрался с каким-то хреном на одной из дискотек, хрен собрал на выходе из клуба толпу, с намерением размазать меня по асфальту. Очень хорошо помню тот вечер: Андрюха вышел на крыльцо, спокойно расправил плечи и негромко спросил: у кого тут какие вопросы?.. Вопросов ни у кого не нашлось, а стояло перед ним человек двадцать пять.

Парадоксально, но сгубило Андрюху не только отсутствие семьи и тормозов. Помимо прочего, сгубило его осознание собственной силы. Я не мог бухать три дня подряд, а он мог. И курить мог. И здоровья ему хватало. Как он думал.

В итоге пути наши разошлись. Я поступил в университет и перестал показываться на районе (который ненавидел всем сердцем). Потом закончил универ и уехал в Киев. Когда через несколько лет мы встретились с Андрюхой - передо мной встала даже не тень, а карикатура на того человека что я знал. Он сжёг себя настолько, что уже даже не мог постоять за себя. Был нервный, рваный, дёрганый и местами истеричный. "Ему конец", - подумал я тогда.

Однако, Андрюха сумел выкарабкаться. Встретил девушку, женился во второй раз. Бросил пить. Совсем. Устроился на работу, пытался учиться. Чуть позже с женой они завели ребёнка.
В топке жизни бессмысленно и безвозвратно сгорели ровно десять лет. Все те годы, что я карабкался, обжигался, получал по лбу и двигался дальше (суть - нарабатывал связи и опыт) Андрюха бухал и курил. Но всё же выбрался, хотя прежним так и не стал. Он сильно похудел (настолько сильно, что я даже думал что он болеет чем-то архи-хреновым). Утратил бОльшую часть уверенности в себе. Но выкарабкался.

Мы не общались плотно, слишком уж сильно разошлись пути. Но созванивались регулярно. Год назад, когда я уже уехал из Донецка, мы долго говорили о том что происходит. "Братанчик, тут это всё очень надолго. Если бы ты видел сколько россиян тут сидит, сколько градов и пушек, как их снабжают - ты бы всё понял. А когда я спрашиваю россиян надолго ли они тут - они отвечают: пока контракт до нового года, а дальше мы не знаем". Я ещё тогда говорил ему: уезжай. Ничего хорошего там нет и не будет. Не из чего там вырастать хорошему. Но он изо всех сил тешил себя иллюзиями: рассказывал мне о каком-то государственном строительстве, о том что и в днр можно устроиться, даже о том что Россия не бросит. От звонка к звонку его убеждённость в светлом будущем всё больше таяла. Вплоть до последней субботы.

Я сразу по голосу услышал что Андрюха навеселе. "Братанчик, я просто позвонил чтобы услышать твой голос. Я ж тебя люблю. Ты ж знаешь что я тебя люблю!"
А потом вдруг сорвался и резко заговорил: "А вот я через пол часа буду в окопе сидеть, я тут в военной разведке работаю, сдохну но не пущу сюда укропов, хочу убить сто пятьдесят два укропа!".
Именно так: сто пятьдесят два укропа. Платят Андрюхе за войну сто долларов в месяц.

Не буду передавать вам всей нашей долгой и эмоциональной беседы. Сломался Андрюха на вопросе: "А за что ты, дружбан, воюешь? Какая твоя цель? Ну вот откинув твоё "мы дойдём до Киева" и "Украина скоро развалится" (о чём уже даже платные пропагандоны не пиздят) - за что ты воюешь? За то чтобы продолжать воевать за сто баксов? За то чтобы твой ребёнок не смог получить ни нормального образования, ни шанса в жизни? За что?"

После долгого мычания "за свой раён", "за пенсионеров" и так далее, Андрюха замолчал и сказал: "а может я так хочу". "Вперёд, братан, - ответил ему я. Поддержать тебя я в этом не могу, но и запретить тоже. Это твоя жизнь. Вперёд".

Мы ещё долго говорили. Я пригласил его в гости. Даже предложил оплатить дорогу. Он очень эмоционально пообещал приехать. Но знаете что?

Он не приедет. Я даже думаю что он больше не позвонит.

Я уже писал о том, что подобные истории "ухода в ополчение" - вполне типичны. Жил в Донецке Лёха, работал сисадмином в одном из банков. Когда с приходом русни бизнес в Донецке навернулся и банки закрылись, Лёха не уехал вместе с банком. Решил что некуда и не к кому. Последний месяц жил впроголодь: ел оставшуюся гречку и запивал водой из под крана. А потом, не найдя работы, пошёл в ополчение. Не потому что идейный, а потому что жрать охота. Стоял возле каких-то складов, ни в кого не стрелял, прилетела мина, сделала его инвалидом на всю жизнь. Сейчас в Москве, в военном госпитале. И историй таких вагон: Лёхе ещё повезло.

Многие из этих людей безвылазно жили в Донецке всю свою жизнь. Край мира для них заканчивается где-то на берегу азовского моря, куда они ещё с родителями ездили отдыхать. Дальше - мгла. Сейчас киселёв и ко рассказывают о том что в Киеве бандеровцы, но с таким же успехом они могли бы рассказывать что в Киеве драконы живут - результат был бы идентичным. Уезжают те, кто допускает существование мира за пределами привычного ареала. А такие как Андрюха не уедут никогда. Как бы дико это не звучало - ему проще взять автомат и поплыть по этому страшному течению, успокаивая себя мыслями о взятии Киева, чем собрать жопу в горсть и покинуть зону боевых действий.

Какие выводы? А никаких.


fence!

Один мой день 14 июня 2012 года.

Здравствуйте мои дорогие противоречивые друзья!

Сегодня мы с вами обмажемся горячей смолой и весело кукарекая, выбросимся из окна отправимся на отдалённые острова в Норвегию, где проснёмся в комфортабельной собачьей конуре, покатаемся на машине по невероятной красоты дорогам, проведём один день на крупнейшем заводе по переработке сёмги, а после отправимся рыбачить на одно из красивейших горных озёр, с холодной водкой чистейшей водой и непуганой форелью. Поедим сёмги, и даже может быть чего-нибудь выпьем.

День будет длинным, а фотографии (как обычно) говёнными. Но когда нас это останавливало?..



Collapse )
fence!

Фитнес и образ жизни.

Collapse )

Ну что, у меня прорезались первые кубики. Я их со студенческих лет не видел :-)

Занимаясь собой я понял одну очевидную вещь. Если ты хочешь кардинально изменить свой внешний вид, тебе придётся кардинально изменить весь свой образ жизни. Для поднятия тонуса можно делать немного. Но именно для кардинальных изменений нужны, соответственно, кардинальные меры.

Месяцев восемь назад я отказался от употребления пива: это было тяжелее всего. Четыре месяца назад я полностью отказался от алкоголя вообще. Месяц попытался не есть мяса, но это сильно сказалось на общем тонусе и к мясу я вернулся снова (хотя рыбы и морепродуктов ем много больше). Четыре же месяца назад я полностью пересмотрел свой рацион и перешёл на здоровую еду. Результат вы можете наблюдать, кликнув по тегу "фитнес".

Было ли это тяжело? Однозначного ответа нет. Тяжело - когда ты борешься с собой, отказываясь от ежедневного литра пива. Тяжело - когда ты гонишь себя в спортзал, получая вместо заряда бодрости ещё более изматывающую тренировку. Тяжело принуждать себя.

И легко, когда ты правильным образом настраиваешь себя и меняешь приоритеты. Я долго мечтал о себе, полностью свободном от алкоголя. И в конце концов я перерос алкоголь, так же как перерастают юношеские увлечения. Это очень зрело. Это очень круто. Я не фанатик, я могу выпить если захочу. Но при этом я могу и не пить. И чем больше я не пью, тем меньше мне хочется.

Сейчас я жду ежевечернего зала так же, как раньше я ждал ежевечернего пива. Я не считаю калории, я просто веду активный образ жизни. Я ощущаю себя поджарым и сухим и мне нравится это ощущение. От ежедневных тренировок у меня существенно вырос уровень тестостерона, что столь же существенно сказалось на либидо. Кровь бурлит: кажется что у меня и в подростковом возрасте не было таких реакций :-)

Результат на фото - по-прежнему промежуточный. Я им доволен, но пока не удовлетворён :-)
fence!

Несовершенства.

Мне нравятся несовершенные женщины. Говоря о несовершенстве, я имею в виду что все мы несовершенны: я, ты, окружающие. Все со своими проблемами, комплексами и вопросами без ответов. Терпеть не могу показного совершенства. Искренне уверен в том, что нет ничего более скучного: считающему себя совершенным некуда идти, да и незачем. Именно поэтому мне так не нравятся фотографии, обильно сдобренные фотошопом: зачастую мелкие недостатки шлифуются настолько, что за ровными линиями становится невозможно разглядеть лицо, характер, чувства. Многие не понимают, что сотни крохотных «несовершенств» собственно и делают нас теми, кто мы есть.

Без несовершенств мы были бы клонами.

Яна настолько несовершенна, что возбуждает меня исключительно ниже пояса. Нет, она красива. Очень красива. Стройная, исключительно гармонично сложенная блондинка с удивительно нежной кожей, неуловимо пахнущей чем-то фруктовым; блудливым взглядом исподлобья, в меру чувственными губами, и голосом... Голосом с хрипотцой, от которого шерсть встаёт дыбом, который много может сказать тому кто умеет слушать.

Она хороша, но она другая.

Яна возбуждает меня исключительно ниже пояса. Думается, я её тоже. И это прекрасно. Нет ничего лучше мужчины и женщины, которые ощущают влечение друг к другу и прекрасно отдают себе отчёт в его природе.

Яна любит член. Любит до такой степени, что вид его, тугого и крупного, вызывает у неё слюноотделение. Рефлекс.
Так голодный смотрит на кусок хлеба.

Сегодня она голодна. И я ощущаю это задолго до того как она войдёт в мою квартиру: её голос подрагивает настолько, что трубка в моей руке начинает вибрировать.

Вбегает в квартиру, изо всех сил стараясь спокойно раздеться. Я традиционно подготовил ей горячую ванную с пеной и ароматическими маслами, но она идёт на кухню.

«Дай кофе!» - говорит она своим обычным, низким грудным голосом. Мы оба сдерживаемся, предвкушая бурю. Она долго греет руки о большую чашку из обожжённой глины, которую я купил то ли в Аргентине, то ли в Бразилии. О чём-то щебечет. Мне не интересно, но я киваю и изображаю участие. Она знает что я не слушаю, но благодарна за эту крохотную ложь.

В какой-то момент она чуть приподнимает платье и торопливо стаскивает с себя трусики, а в голосе её появляются извиняющиеся нотки. Она рассказывает о Вове, её парне. Насколько я помню, дело там движется к свадьбе.

«Он хороший!» - словно бы извиняясь говорит она. «Он хороший, но...» - повисает в воздухе. Я молча смотрю ей в глаза. Её дыхание становится глубже, ноги расходятся на какую-то секунду, затем она плотно сжимает их. Я мысленно улыбаюсь и принимаю правила игры. Сегодня, впрочем как и всегда, она - плохая девочка.

«Я же говорил тебе, - я изображаю усталость которой не чувствую, - чтобы ты не говорила в моём доме о других мужиках. Говорил?»

Яна тихо сглатывает комочек, чуть заметно облизывает пересохшие губы и дрожащим голоском отвечает: «Да, прости меня пожа...»

«Рот закрой!! - от моего крика она вздрагивает, и я ощущаю волну возбуждения, поднимающуюся от самых пяток, - Откроешь когда я разрешу!»
Collapse )


fence!

Один мой день 25 апреля 2012 года.

Отправил сей скорбный труд в сообщество "Один мой день". Неизвестно пройдёт ли цензуру, посему выкладываю и здесь тоже.

Здравствуйте дорогие сообщники!

Меня зовут Антон и я бородат и я коммерсант. Моему бизнесу уже два с половиной года и мы с ним постепенно переходим из стадии "я его кормлю" в стадию "он меня кормит". Бизнес мой связан с морепродуктами и почти весь день 25 апреля мы с вами проведём на выставке European Seafood Exposition 2012, что ежегодно проходит в Брюсселе в конце апреля, а затем немного погуляем по ночному Брюсселю.

Морепродуктовые выставки проходят в Америке, Европе, Азии, но брюссельская выставка самая крупная, на неё съезжается весь цвет рыбного (а заодно сопутствующего бизнеса). Каждый стремится перещеголять друг друга в оформлении стендов, всё это мелькает, жарится, пахнет, пестрит и сбивает с ног.



Под катом восемьдесят пять фотографий.
Collapse )
fence!

Seafood guide: креветки. Как вас обманывают.

dsc_5650

Вы когда-нибудь покупали креветки в магазине? Если да, то вы, почти со стопроцентной уверенностью, становились жертвами мошенничества. Как так? Я объясню.

Креветок и ракообразных в мире существует огромное множество. Скажу сразу: всех я не знаю (так как я не учёный, а коммерсант). Я знаю лишь основные виды: те что присутствуют на рынке. О них мы и поговорим.
Collapse )


love

(no subject)

Даша работает по субботам. Даша - крайне увлечённый своим делом человек и потрясающе красивая девушка.
Мы знакомы не очень давно, но Даша уже успела узнать меня не только с хорошей, но и с весьма неприятной стороны. В частности, заметив пару раз моё подавленное состояние, она попыталась узнать причины и как-то поддержать, вследствие чего получила совершенно неожиданный (для неё) и совершенно обычный (для меня) в подобных случаях ответ, суть которого сводится приблизительно к следующему: не смей меня трогать, и даже смотреть на меня не смей в такие моменты (дура)!

реакция впечатлила её настолько, что она перестала звонить и даже проигнорировала одну из встреч с общими знакомыми, только потому что там был я.

Но сегодня суббота и снег, время платить по счетам и исправлять ошибки. Поэтому в девять часов вечера, в субботу, я сижу в машине под офисом Даши, на чём свет костерю её увлечённось работой и утешаю себя только тем, что отыграюсь за всё чуть позже. Когда она окажется в моей постели.

Где-то в десять минут десятого дверь подъезда открывается и на пороге появляется Даша, собственной персоной. Выглядит она, как и полагается в такое время, жутко затраханной. И если бы я не знал, что Даша успешно управляет исключительно женским коллективом, то имел бы все шансы ощутить укол ревности.

Быстро выхожу из машины, иду к ней и беру за руку. Мягко, но так чтобы не вырвалась. А то ведь и слушать не станет (и в общем-то, будет права).
Увидев моё лицо, Даша вспыхивает.
-Что тебе нужно? - щёчки наливаются красным. Она злится, но пытается держать себя в руках.
-Ты! - твёрдо говорю я. Держу паузу, давая ей возможность ещё больше разозлиться от такой наглости, затем добвавляю: - На два слова. Поговорим и я уеду.

Если врёшь, то произноси слова уверенно. Чётко выговаривая звуки и глядя ей в глаза.
-Я не стану говорить с тобой. Я не разговариваю с мудаками!
Слово "мудак" в её исполнении звучит звонко и задорно, от чего мне хочется засмеяться. Но я сдерживаюсь. Не время пока.

-Даша. Да, я вёл себя как мудак...
Она не даёт мне закончить, перебивает:
-Если человек ведёт себя как мудак, то скорее всего, он мудак и есть! Так вот. Ты - мудак!
-Даша! - я рявкаю на неё так, что она вздрагивает, - Не забывайся!
На некоторое время повисает тишина. Куцые снежинки тают на её ресницах, она смотрит на меня не мигая, чуть испуганно, отстранившись.
-Я вёл себя как мудак, - мягко, насколько возможно, повторяю я, - Но даже мудак заслуживает две минуты внимания. Особенно если он хочет извиниться.

Даю ей время переварить сказанное. Вопросительно смотрю в глаза. Пара секунд и Даша сдаётся:
-Хорошо. Говори.
-Только давай сядем в машину. Здесь холодно и неудобно.
Её руку я не отпускаю. Не сядешь - посажу сам.

-Хорошо.
Подвожу её к машине, открываю дверь, усаживаю на переднее сидение. Сажусь сам. Даша сидит подчёркнуто напряжённо: ноги сведены вместе, руки на коленях, сумочка на бёдрах. Смотрит холодно.
Время её немного раздёргать и сбить со злой волны. Тянусь на заднее сидение, извлекаю букет из пятнадцати роз. Стебли длиной в мою руку, огромные ярко красные бутоны, букет перевязан лентой. Кладу ей на колени. Точнее на руки.

-Это тебе!
Брови Даши взлетают вверх, но она справляется.
-Я ничего не буду у тебя брать.
-Даша, - по возможности усталым голосом, говорю я, - Я знаю что плохо себя вёл. В качестве компенсации прими пожалуйста мои извинения и... можешь отхлестать меня этим букетом по лицу.
Демонстративно снимаю очки, закрываю глаза и втягиваю голову в плечи. Жду. Надеюсь, она улыбается.
Для того чтобы девушка отхлестала тебя букетом по лицу, нужно сделать что-то действительно плохое. А я всего лишь пару раз повёл себя как мудак. Так что бояться мне нечего.
Открываю глаза.
Collapse )
love

(no subject)

то было прохладное, солнечное и в меру позитивное апрельское утро. Утро, когда на улице в костюме ещё прохладно, а в плаще уже глупо.

Кофе в Бориспольском аэропорту был горячим и дорогим. Очереди на паспортный контроль были длинными и угрюмыми; лишь изредка полусонные пассажиры перебрасывались столь же полусонными фразами. Солнце ползло по ущербному полу древнего и безнадёжно маленького зала аэропорта, сантиметр за сантиметром подбираясь к стойкам регистрации.

я ожесточённо тёр руками глаза и столь же ожесточённо шутил, пытаясь выбить остатки сна из своих коллег, а в перерывах то и дело извлекал телефон из кармана и для чего-то пялился туда, с трудом наводя фокус на маленький экран. ранний подъём, раннее такси, ранний вылет. чёрт-те какой год, чёрт-те какой раз. Брюссель, выставка.

добредя до зала ожидания, я некоторое время пытался ошалело читать, с трудом удерживая перед глазами буквы и с не меньшим трудом вгрызаясь в заключённый в них смысл. Но тут ко мне обратились по имени.
я захлопнул книгу и поднял голову.

передо мной стоял Ярослав. Высокий, с гладкой как шар для боулинга (и столь же блестящей) головой и здорово смахивающий то ли на гомика, то ли на преданного адепта бдсм. Ярослав был директором некой юридической компании, оказывающей содействие импортёрам вроде нас. Положение обязывало его посещать профильные выставки и... оказалось так, что летели мы одним рейсом. Слащаво улыбаясь и потирая поротый зад Ярослав поздоровался, после чего сделал жест правой: "Познакомьтесь, Антон, это моя коллега. Зовут её - Екатерина!"

Я повернул голову и... огромный зал словно бы резко проветрили. Сонливость мою как рукой сняло.
Да, именно так. Не "Катя". Не "Катюха", "Катёнок" и прочая чушь.
Екатерина. И никак иначе.

некоторые люди настолько ярки, что на общем фоне блестят словно обёртка от шоколада.
Екатерина не блестела. Она сдержанно сияла. Сияла плотным, почти осязаемым светом. Словно правильно обработанный бриллиант. К чему выпячиваться? Всем и так всё понятно.
Не слишком броская, даже скорее скромная, косметика. Не слишком броская одежда. Строгие туфельки, на самую малость легкомысленном каблучке. Крохотная сумочка (мини-молескин, паспорт, пудра-помада - всё своё ношу с собой). Аккуратно уложенные волосы. Тонкий, чуть уловимый парфюм.

Collapse )
fence!

(no subject)



Семёныча мы встретили в поезде. В обычном купе, обычного вагона, обычного состава, курсирующего по маршруту Киев-Одесса-Киев. Какой год был я сейчас уже точно не помню, потому врать не стану. Думаю, что было это лет двенадцать - пятнадцать тому.

В то время я, как и некоторые мои коллеги по спортзалу, благополучно продвигались на бандитской ниве. Кто-то работал тельником у босса, кто-то ходил по пятам за жёнами-любовницами, кто-то от случая к случаю трудился обычным отбойщиком. Работа, как для нас, сопливых пацанов, была солидная и денежная. А то что время от времени кто-то из ребят оказывался на кладбище (или просто пропадал без вести) нас не особенно волновало. В девятнадцать лет ты искренне думаешь, что будешь жить вечно. А ещё - что кладбище, это про них, других. И тебя это не касается.

Я в тот момент состоял в силовом звене при одной коммерческой структуре. Поскольку судиться с должниками было долго и часто бесперспективно, структура содержала выездную бригаду из четырёх человек, отправляющихся по необходимости и способных доходчиво объяснить должнику необходимость оплаты просроченных счетов. Автомобиль, документы и деньги обеспечивала структура. Необходимый инвентарь в виде пары бейсбольных бит мы имели свой собственный.

Мы ехали в Одессу по делу. Под словом "мы" я понимаю себя, двадцатилетнего отморозка, только ощутившего собственную силу, и очень хорошего борца-вольника Вову по кличке Буба. Вова был невысок, невероятно кряжист, имел большую голову и плоское как тарелка лицо. Узкие глаза выдавали татаро-монгольские корни, хотя фамилия у Вовы была самая что ни на есть хохляцкая. Дополняли картину пудовые кулаки, в которых даже гранёный стакан выглядел меланхоличной стопкой.

В купе нас было трое: я, Буба и пожилой мужик, с почти полностью седой головой. Мужик представился по имени-отчеству, но имя тут же куда-то потерялось и мы продолжили называть его просто Семёнычем. Мужиком Семёныч оказался хозяйским и компанейским: через десять минут после отправления поезда на стол был извлечён сухой паёк и удивительно холодная для летнего дня бутылка водки, с крышкой из фольги, каких уже не делают.

Теперь-то я понимаю, что просёк нас Семёныч с первых двух слов, которыми мы перебросились друг с другом. Но тогда мы просто беседовали, громко смеялись и весело задирали девчонок из соседнего купе. Много сил, много здоровья и катастрофически мало мозгов. Нынче в тридцать один, я понимаю раздражение Остапа Бендера: "И чему так радуется эта толстомордая юность?"

За первой бутылкой появилась вторая. Принёс её проводник, с которым Семёныч удивительно быстро нашёл общий язык.
Пил Семёныч залихватски. Пил, прихватывая стопку средним и указательным пальцем. Пил по-севастопольски, прокатывая стопку по щеке. Пил по-гусарски, сердечно улыбаясь вместо закуски. Если закусывал, то закусывал скупо, не спеша. С улыбкой же смотрел на нас, уплетающих за обе щеки.

К середине второй бутылки говорил в купе только он. Мы слушали. Мужиком он оказался тёртым. Много повидал, много где побывал. И золото мыл, и в шахту ходил. А может и бандитствовал, кто его знает?

В какой-то момент Буба вышел покурить и мы остались в купе вдвоём. До сих пор Семёныч говорил не обращаясь ни к кому конкретно, просто рассказывал. Но тут он обратился прямо ко мне.
"Ты молодой и сильный, Владик, - начал он, - Ты знаешь что молодой и сильный. И думаешь что будешь жить долго. И дай тебе Бог. Но если правда хочешь жить долго - послушай то что я тебе сейчас скажу. И не думай что я жизни тебя учу, я тебе рассказываю просто. Слушать или не слушать - дело твоё.

Было мне столько, сколько тебе тогда. Поехали я, да двое корешей-приятелей на косу Белосарайскую. Ну ты в Киеве живёшь, ты не знаешь, да и не важно где это. Поехали дикарями, с палаткой, да с водкой, рыбы половить, отдохнуть одним словом. Приехали на автобусе. Шли долго, нашли местечко поукромнее. Разложились, раскочегарились... А как стемнело - случаем нашли тут же мужичка-ботаника с бабой. Тоже в палатке, тоже на отдыхе.

А были мы молодые и глупые. Да ещё водка в голове. Свалили мы палатку ботаника, забрали у них деньги какие-то, термос, да ещё что-то. Ботаник с телухой своей сидит, головы поднять не может. Зубами стучит. А у нас кровь играет... Нам бы уйти, да ведь три молодых пацана - а тут девчонка. Страшная, но нам-то тогда без разницы было.
Эх... Вот и решили мы с девчонкой позабавиться. На глазах у ботаника. Один его держал, двое с девчонкой..."

Семёныч замер, глядя внутрь себя.

"И что?" - я тронул его за руку.

"Что? Да я ж говорю, молодые мы были. Глупые. Не знали главного: даже если крысу, маленького зверя, загнать в угол, бросится в глаза. И выгрызет, если повезёт. Не ждали мы, даже представить не могли, что щепец в очках сможет нам сделать что-то. Он и не делал поначалу. Мы гогочем, первый закончил. А щепец схватил сапёрную лопату. Тогда таких много было, советская, с оковкой. Я только голову поднять успел.
Много чего после этого мне повидать пришлось, но такого страху не терпел никогда. Озверел он. Глаза выпучены, очки вкривь, изо рта слюна капает. Видишь? - Семёныч закатал рукав на левой руке и продемонстрировал широкий рубец, - Рука левая у меня с тех пор работает плохо".

"А что с остальными?"

"С остальными? Одного убил сразу же. Меня просто покалечил. Третий кореш мой, можно сказать испугом отделался. Он его швырнул от себя так, что тот через пень перелетел. Окуда только силы взялись".

"Ты вот работаешь, - продолжил он после паузы, - работай. Выбиваешь деньги, да. Ну что ж, работа такая. Разная работа бывает. Помни одно: не думай что сильнее всех. Никто не сильнее всех. На любого найдётся удавка. Сейчас ты рыкнул, ударил, они и падают как груши. А будешь зверствовать - нарвёшься как я. Всегда позволяй человеку уйти. Загонишь в угол - умрёт но порвёт тебя".

Семёныча после этого я не видел. Да и не должен был, в общем-то.
Под влиянием его истории вкупе с кое-какой дополнительно полученной информацией, месяца три спустя я закончил работу по данной специальности.